Swedbank устоял: выводы

Если бы я сидел на Марсе и рассматривал землян в большую трубу, то наверняка бы заделался доктором марсианских наук. Земляне – они забавные.

Под занавес минувшей недели население Латвии вдруг подорвалось выцарапывать наличность из банкоматов. Сперва тащили денежки из банкоматов Swedbank, поскольку «народная молва» уверяла, что рухнет именно он. Когда опустели банкоматы Swedbank, стаи граждан набросились на банкоматы SEB, DnB и других, где возможно снимать наличные по карточкам Swedbank без комиссии. А потом уже стало всё равно, из какого банкомата забирать деньги – лишь бы забирать, а если забирать нечего, то хоть постоять в очереди. На пронизывающем зимнем ветру. Что может быть приятнее?

Местные экономисты, видимо, столь ошарашены событиями, что до сих пор не разродились аналитикой. Даже комментариями. Не говоря уже о прогнозах. А может, сами в очередях стоят.

Я не думаю, что порождённая хомячками версия о «руке гэбни», «кремлёвской диверсии» в данном случае имеет хоть какое-то отношение к действительности. Какое Кремлю дело до Swedbank? В равной степени я считаю невероятным, чтобы за паникой торчали звёздно-полосатые уши. «Топить» еврозону, обрушивать финансовую систему через Латвию – забавный, но не действенный способ. По обнародованным данным, за выходные из Swedbank забрали наличными 35 или больше миллионов латов ($70,000,000), о масштабах переводов через Интернет-банк ничего не известно. Однако если Интернет-банк, вопреки паническим вбросам, не только работает, но и выполняет переводы в штатном режиме, то о каком крахе банка может идти речь? 35 миллионов — это слону дробина. Если бы вывели миллиард, это была бы картечь. Но хомячки, даже если поднатужатся, миллиард не вытянут — у них его нет.

Конечно, свой профит с событий поимели все стороны. Инкассаторы – за сверхурочные. Меняльные конторы – на комиссионных от в панике избавляющихся (не в первый раз) от латов людей. Магазины – на продажах, ибо человек, у которого хотя бы сотня жжёт ляжку, не преминёт её разлохматить в ближайшей торговой точке. Плюс на подходе праздники, что вкупе со слухами способствует избавлению от любых денег. Как ни парадоксально, даже сам Swedbank вполне может извлечь из произошедшего пользу, ибо пройденный «стресс-тест» все прочие стресс-тесты низводит на уровень ниже плинтуса. Работа в этом направлении уже ведётся – при заходе в Интернет-банк всех встречает благодарственное письмо от управляющего.

Есть сведения, что наличность уже возвращают обратно.

Однако, на мой взгляд, история с паникой на выходных показательна не тем, что ничего из яростно ожидавшегося не случилось, а тем, что показывает степень подверженности общества манипулятивным действиям.

Она удручающая.

По факту, население страны по любому поводу готово мчаться куда угодно, не выясняя, не разбираясь, не ставя цели. «Все побежали, и я побежал» (с) Если сосед ночью пошёл к банкомату – и я за ним. Вдруг он что-то знает? А пока иду следом за соседом, обзвоню все номера в телефоне, сообщу, что ВСЕ идут к банкомату. В слухах никогда нет персоналий. В слухах только «все говорят», «все знают», «все бегут», «все уже там». Мобильная связь в увязке с Интернетом – идеальная площадка для управления массами. В воскресенье, наверное, каждая бабка у подъезда знала, что «в понедельник шведы обанкротятся».

Слухи как инструмент управления хороши ещё тем, что любые аргументы, любые доводы против них становятся их же подспорьем. Человек, ведомый слухами, действует на одних эмоциях. Простая надпись на экранах банкоматов «денег нет» мгновенно озвучена как «в банке денег нет!» То обстоятельство, что надпись для выходных дней совершенно обычная (в выходные инкассаторские службы не работают), только подогревает уверенность в понедельничном банкротстве.

Дальше – больше. Подверженность слухам станет привычкой, и чтобы взбудоражить десятки тысяч человек, достаточно будет наугад набрать номер в телефоне и сказать «истинно говорю – завтра девальвация!»

В противовес моей аргументации приводят доводы «дыма без огня не бывает» и «раз говорят, значит, что-то в этом есть!» По факту же, ни Банк Балтия, ни Крайбанк, ни Парекс не закрывались с предшествовавшими закрытию слухами. О том, что банк рухнет, на каждом углу трындят не до, а после.