Но ведь надо же что-то делать!

Эту фразу любят повторять люди, которые, как они уверенно полагают, занимают активную гражданскую позицию.

Активная гражданская позиция является модной фичей, которой принято гордиться как личным достижением, давшимся ценой неимоверных трудов. Человек с активной гражданской позицией считает, что мир устроен неправильно, но если все будут слушать его, человека с активной гражданской позицией, то правильное мироустройство не за горами.

Перед прошедшими выборами люди с активной гражданской позицией активизировались (осень же, как никак, да ещё самое полнолуние). Имеющие отношение к политике вытащили из запасников истории покрытые плесенью времён лозунги и начали окучивать электорат.

Внутри этого электората бытовало (и никуда не исчезло) стойкое мнение, что уж теперь-то, в кризис, люди поумнеют, сообразят, кто довёл их до жизни такой, проголосуют правильно – за честных, умных профессионалов, — правительство трансформируется в экономический таран на острие демократических процессов и загонит страну в светлое будущее.

А люди опять не поумнели, не сообразили, и проголосовали, как всегда.

Социологи с антропологами в недоумении. Где ж логика-то? Столько говорили о необходимости перемен, мол, власть вообще обнаглела с повышением налогов да урезанием социальных программ, бунт устраивали, песни пели, голодали внаглую перед парламентом, и на тебе – всё остаётся по старому.

Причём я совершенно уверен, что никаких серьёзных подтасовок в подсчёте голосов не было. Может, пара кандидатов на самом деле с некоторой натяжкой оказались в списке сотни слуг народа, но это совершенно ничего не меняет. Система такова, что фальсификациями заниматься нет необходимости.

То есть выборы прозрачные и честные, насколько это возможно.

Только явка избирателей составила 62%. Это, между прочим, уже на грани. Потому что выражать свою электоратскую волю пришли чуть больше половины имеющих право. Практически сорок процентов из имеющих право голоса просто забили на это право. Это важно понимать: избирательное право является аналогом китайской пластмассовой фигни, которая не имеет функционального назначения, стоит грош и ни для чего не годится. Демократия вообще полнится правами и свободами, которые не имеют никакой цены и значимости, но преподносятся как страшно великое достижение. Это, если хотите, пурген с ароматом фиалки.

Выборы, между прочим, считаются состоявшимися при явке выше 50%. То есть если бы всего-то 13% из явившихся на избирательные участки нашли себе занятия поинтересней, выборы бы провалились. А это – удар по политической стабильности, ибо интерпретируется однозначно как недоверие властям. С одной стороны, срок полномочий одного парламента истекает, а нового население не желает. Вот и те самые перемены, о которых на каждом углу кричали.

Замечу, что перемены произошли бы как следствие ничегонеделания. Люди с активной гражданской позицией, утверждающие, что надо обязательно что-то делать, и лучше делать хоть что-нибудь, нежели ничего не делать, явно не в ладах с реальностью.

Потому что прежде, чем что-то делать, надо обзавестись планом и ресурсами. Например, навыками и временем. Или спецодеждой и инструментами. Есть и ещё одно заблуждение: если ничего не делать, то ничего и не изменится. Иногда меняется, и ещё как!

Зато если делать что-нибудь без плана и чёткой цели, то на выходе и будет именно что-нибудь.

Перед каждыми выборами ВСЕ, абсолютно все политики, даже те, что намерены пройтись по головам более успешных, настойчиво взывают к электорату «иди и голосуй!» Твой голос решает, в твоих руках судьба страны и т.д. Делается это вовсе не для того, чтобы что-то менять, а прямо наоборот – чтобы поддержать систему. Демократия – система самоподдерживающаяся. Выборы – её энерджайзер.

Избирательную систему придумали очень умные люди (снимаю шляпу).

Вот российское телевидение назвало результаты выборов в латвийский парламент «триумфальной победой» ЦС (центра согласия). 29 мест из 100 – это сила! Феноменальный успех! Русские взяли власть!

Да хоть 49. Никто из ЦС в правительстве не окажется, это исключено. То есть как они числились в оппозиции, так в ней и остались. И что же тут триумфального? Только что их стало больше, ну так порадуемся – люди устроились. А власть остаётся прежней, тут никаких изменений.

29 мест – это значит, что практически треть голосовавших своей явкой на избирательные участки сделали легитимной ту власть, против которой, как им кажется, они голосовали. Чем сильнее вы хотите сместить власть, тем лучше для власти. Повторюсь, избирательная многопартийная система – это хорошая штука. Она позволяет направить т.н. протестные настроения масс в пользу власти к вящему удовольствию самих протестующих. В результате все довольны.

Соответственно, всё остаётся по-старому. Разве это не прекрасно?