Три шага до обрушения крыши «Maxima»

В первые дни после обрушения «Maxima» в Риге казалось, что причины настолько очевидны и многочисленны, что дальше уже и разбираться – только нюансы откапывать.

Я не так подл, как госчиновники, поэтому не считаю возможным называть произошедшее «несчастным случаем» или «преступной халатностью». Несчастный случай – падение метеорита, тогда, действительно, только и остаётся посокрушаться, что системы уведомления об угрозе объектов из космоса у Латвии нет. Но рухнувшая крыша торгового центра готовилась к падению долго и упорно десятками человек. Каждый из которых очень постарался, чтобы гипотетический вариант неблагоприятного сценария воплотился в реальности «as is».

Во-первых, очень хочется узнать имя и фамилию того таланта, который придумал разбить на крыше павильона детский парк. Полагаю, что талант имеет профессию «маркетолог», но, возможно, и просто «креативный манагер». Повод для обустройства на крыше супермаркета детской площадки исключительно важный – торговля квартирами в примыкающем многоэтажном доме. Более чем уверен, что уже имеется дизайн красочных рекламных буклетов со словами «ваши дети всегда будут под вашим присмотром!» Действительно, возможность созерцать детей на площадке прямо под окнами дома, да ещё с ограниченным доступом (никакая детвора «с района» туда бы доступа не имела) является сильной рекламной фишкой, отличной заманухой. Кроме того, вид из окон на серую крышу магазина, без сомнения, намного менее коммерчески выгоден, чем зелёная лужайка с вымощенными плиткой дорожками, кустики и весёлая детвора. Для жилого дома сомнительных архитектурных достоинств крайне необходим симпатичный дворик. Разумеется, из прочих достоинств – супермаркет в шаговой доступности, автостоянка и т.п. Состряпать на такой основе берущее за душу описание, вынуждающее немедленно оформлять кредит на покупку жилья, — проще пареной репы!

Если бы на этом этапе креативный манагер (или маркетолог) подумал(а) о конструкции крыши, а не только о том, каких материалов можно на эту крышу навалить, то ничего бы не обвалилось.

Во-вторых, администрация «Maxima» не могла не знать о проводящихся на крыше работах, о выгружаемых туда десятках тонн грузов. При мощении дорожек наверняка использовались вибротрамбовки, что оказало своё влияние на металлические конструкции. Поскольку производство подобных работ над головой потенциально опасно для находящихся внутри здания, то следовало всё закрыть до окончания работ на крыше. Будь это сделано, крыша упала бы в пустое здание.

В-третьих, с момента, когда сработала сигнализация, и до падения крыши прошло никак не меньше часа. Этого времени достаточно, чтобы всем покинуть здание, а проверяющим убедиться, что нигде не осталось ни одного человека. Сотрудники охраны вполне могли провести эвакуацию. Кто тот человек, что велел сотрудникам вернуться на рабочие места? Администратор или «шишка» рангом повыше?

На любом из трёх перечисленных этапов можно было дать «задний ход» – и никакой беды не случилось бы. В самом худшем результате крыша рухнула бы в пустое помещение. Посокрушались бы, здание под снос, да и позабыли бы.

Я даже не касаюсь вопросов проектной документации и технологии строительства, вернее, её трактовки набранными субподрядчиками.

Но основополагающий жизненный принцип реалистов, гласящий, что «когда кажется, что всё плохо и хуже уже быть не может – всё может оказаться намного хуже», снова проявил себя во всей красе.

Уже ясно, что вопреки заявлению архитектора, проект крыши не предусматривал проведение на ней работ в том объёме, в котором их проводили. И так же очевидно, что крыша рухнула задолго до окончания работ, так что детская площадка просто не появилась бы. Не забываем, что впереди зима – а зимой идёт снег, который в данных условиях даже при таянии добавлял бы нагрузку на конструкции.

Хуже того – строительство самого здания велось, как выясняется, следуя основополагающим принципам рыночной экономики: быстрее и дешевле. В Интернете есть рассказ человека, принимавшего участие в строительстве (он работал с регипсом), по его словам, бардак на стройке проявлялся уже в том, что часть «строителей» даже не были трудоустроены, т.е. попросту «халтурили». В момент проверки «строители» рассосались, как будто их на объекте никогда и не было. Текучка кадров, те, кто начинают стройку, её не заканчивают, соответственно, им и дела нет, как выглядит ситуация в целом, а те, кто приходят на смену выбывшим, совершенно не заинтересованы в том, чтобы что-то проверять, исправлять допущенные косяки и т.п. Любимое занятие латвийских строительных фирм – брать человека на испытательный срок и выгонять до его окончания – не может не сказываться на качестве проводимых работ. С какой стати напрягаться, если тебя в любой момент «выпрут», заменят другим лошком?

Думаю, любой бригадир строителей согласится, что добиться качества исполнения работ можно только в сложившемся коллективе, где бригадир знает навыки и опыт каждого, кто с какими заданиями лучше справляется, умеет общаться с людьми и мотивировать. Без этого не будет производительного труда и качественного результата даже при самых наикрутейших инструментах и материалах. Но поскольку манагеры бригадирами никогда не были, то у них и представления нет, в чём заключается труд управленца и начальника.

В этой связи, конечно, интересно, сподобится ли государство заказать расследование у третьей стороны (что чревато вынесением позорного приговора всей строительной индустрии страны) и будут ли проведены проверки типовых «евросараев», по кому-то недоразумению именуемых супергигамегамаркетами.

Интересно, что подобный случай произошёл в Южной Корее, и тоже в столице. По этому поводу National Geographic снял фильм. Прибыль во главе угла, всё остальное – второстепенно.