Ведущие и ведомые

Часто вижу следующую картину: идёт девушка и два парня. Или три парня. Или две девушки и пять парней. Объясняется это, конечно же, просто – демографический перекос, женский пол исчезает с планеты на глазах, остаются одни мужчины. А чтобы узнать, почему так – читайте дальше.

Вчера возвращался домой, навстречу идут трое – высокая, красивая девушка держит за руку тщедушного парнишку на голову ниже её, а метрах в пяти слева и позади них плетётся ещё один. Очевидно, что девушку за руку они держат попеременно, но это «право на двоих» им выдано девушкой. По сути они не конкурируют между собой, а сопровождают её. По очереди. Сегодня допуск к руке имеет один, завтра второй. Смена!

Зачем девушке такой эскорт? Во-первых, какое-никакое, но мужское сопровождение. Во-вторых, это тешит болезненное эго. Она одна, такая красивая, может самцов собирать хоть штабелями.

С парнями несколько сложнее. То есть понятно, что инстинкт влечёт, но влечёт как-то вяло. У них на лицах написано: ведомые. Нет признаков выхода сексуальной энергии, и общество красивой, сексуальной девушки их не столько радует, сколько тяготит. Потому что всю свою ущербность они понимают прекрасно, и осознают, что недостойны такой красавицы, и вообще для них идти рядом с ней – высшая честь. Хотя и незаслуженная.

Так вот, на вид им по 14-15 лет. И это – то самое поколение Next из рекламы.

По сути произошла смена ролей. Девушка играет роль ведущего, приобрела мужские качества. Парни, наоборот, довольствуются ролью ведомых, благодаря судьбу, что им даровано счастье следовать в тени ослепительной красотки. Парни – будущие подкаблучники, которым суждено очень рано спиться. Девушка будет шествовать от развода к разводу, горюя, что «мужчины перевелись», а красота её быстро поблекнет.

Таки да, мужчины перевелись. Равно как и женщины. Причём женщины ещё и в популяционном смысле.

Ещё год-другой, и эти парни будут знать единственную истину: понравиться девушке можно только дорогой мобилой, крутой тачкой, брэндовыми шмотками. Что выбирает всегда девушка. И именно по мобиле, тачке, шмоткам. Что девушку нужно соблазнять, завоёвывать, уламывать, разводить, вызванивать. Что для этого нужно всеми силами понтоваться – утыкаться пирсингом, снять глушитель, пить пиво за рулём и ездить на красный свет.

То есть окончательно похоронить самооценку и чувство собственного достоинства.

Ведь агрессивность в парнях является следствием растоптанной самооценки. Наглость и хамство молодёжи – прямое следствие. То, что принято называть уверенностью в себе, является страхом быть отвергнутым. Страхом не получить одобрения. У парней нет мнения о себе – есть тотальная зависимость от того, за какой девушкой им дозволено идти. Именно страх вызывает непреодолимое желание сбиваться в стаи, колошматить окна в подъездах, отжимать мобилы у младшеклассников и отпускать сальные шуточки в адрес девушек. Только стая парней способна на такое. По одиночке – дрейфят до потери способности говорить. Чем больше у парня понтов, тем больше из него проглядывает перепуганное до смерти истинное Я, обделавшееся от ужаса, что его могут запалить.

И палят. Девушки палят этот страх за версту. К сожалению, парней без этого страха им встречать не доводится за всю жизнь. Ни одного. И в противовес вечно очкующим парням девушкам приходится вырабатывать в себе мужские качества. Так умирает женственность. Рано. Так появляются стервы.

А парни чуть ли не поголовно уверены, что девушки – тупые курицы, что им только бабло нужно. А что кроме бабла можно получить с парня?

Делиться знаниями не способны за отсутствием оных. Делиться эмоциями тоже, потому что эти эмоции нафиг никому не сдались. Делиться опытом самосовершенствования тоже, потому что есть только самоубийственная деградация. Это только в молодёжных американских комедиях главный герой говорит «отсоси мне, прелесть» и расстёгивает ширинку.

Вещизм и поклонение гламуру, которыми так часто попрекают девушек, являются защитными реакциями. Лучше уж розовые иллюзии, чем соплежуйство испуганных детей, которые корчат из себя альфа-самцов, из кожи вон лезут, чтобы купить X5, вместо того, чтобы вернуть девушкам право быть женственными.