Самое сложное в жизни

В разное время сложностями для меня было разное. В зависимости от возраста, класса школы, от квалификации. Так, во втором классе я с ужасом представлял себе учёбу в третьем классе. Думал примерно следующим образом: «ну, с программой второго класса я справился, но это только потому, что она лёгкая. А в третьем всё будет в сто раз сложнее, там уж я не потяну! Я ж видел в библиотеке учебник по математике за третий класс – это страшнее смертной казни! Там ничего не понятно! А остальные предметы ничуть не легче!»

Уже давно я не в третьем классе, и если бы в тот момент хоть отдалённо мог себе представить, какие на самом деле сложности меня ожидают, полагаю, именно тогда впервые попробовал бы покончить с собой. Правда, сложности не имели отношения к учёбе. Программа третьего класса была ничуть не сложнее программы второго. Всё ж таки неглупые люди писали учебники в те времена, и тригонометрию сразу после таблицы умножения не пихали.

С течением времени сложности менялись, и на сегодняшний день с сожалением декларирую самым сложным в жизни…

поиск достоверной информации.

«Информационный голод» исчез с появлением Интернета, да и прежних ограничений на публикацию книг, на издание газет и журналов нет. Но проявилась обратная сторона – информации стало чрезмерно много. Просто какое-то информационное цунами. И это я ещё про телевидение не сказал. Сколько в этом бушующем океане информации отсебятины, бреда, домыслов, испражнений, а сколько правды? Последней, думаю, отводится мизерный процент.

И это не говоря о манере подачи информации, когда, даже сообщая правду, можно добиться восприятия её аудиторией как лжи.

Есть мнение, что всё кругом сплошное враньё, а правда засекречена, и все те лекции, курсы, видео и пр. с откровениями да разоблачениями – то же враньё.

Так вот, «засекреченность» — большой миф. Созданный с вполне конкретной целью. Если уж не получается толком прятать информацию (хакеры тырят всё что спрятано, в Сети есть сканы редчайших книг, о которых в иное время мир бы и не узнал), то нужно добиться, чтобы правдивой информации перестали верить. А добиться этого проще всего созданием лавины информации. В этой лавине всё потонет. На одну радиостанцию, где проклёвывается сухая информация, приходится тысяча студий, льющих помои с утра до утра. На короткую передачу на ТВ приходятся сутки эфира ста каналов, на фоне которых эта передача тает как утренний туман. Такой «белый шум» обесценивает любую информацию вообще, а полезную для человека – в частности. Информация же, которую мы считаем ложью, для нас бесполезна (даже если является истинной).

Для решения любой задачи нужна информация, и не абы какая, а достоверная. Тогда как сейчас по любому вопросу – прорва версий, теорий, аналитики, выдуманных опросов и высосанных из пальца жареных фактов. Тонкие миры – миф или реальность? Одни физики их изучают, другие физики называют первых школярами и лжеучёными. Поди узнай, кто из них прав. Как тонула «Коста Конкордия»? Вроде бы событие освещено так, как мало какую трагедию освещают. Но голоса членов экипажа как-то неслышны, зато теорий и домыслов – как грязи. От поголовного пьянства на капитанском мостике до торпедной атаки ливийской подводной лодки. Ещё инопланетян с зелёным лучом не припахали.

Хочешь узнать, «как оно на самом деле» — добро пожаловать в информационный Ад. Врут те, кому вчера можно было верить. Вчера не врали. Чем стремительнее распространение информации, тем больше неразберихи. Пока каналов её передачи было мало, можно было хотя бы за источником уследить. Теперь нельзя. Вбросы идут из социальных сетей, блогов, «ни от кого», «ниоткуда». Выражение «кто владеет информацией, тот правит миром» стало ещё более верным – и зловещим. Ведь кто-то знает, какова она, правда, и как именно генерируется «белый шум» для отвлечения внимания. На бытовом уровне это выглядит абсурдом. Положим, произошла какая-то катастрофа. Люди смотрят телевизор. Утром обмениваются почёрпнутыми сведениями. У каждого – своя версия! У читателей Интернета – тоже свои версии. И так далее. Где истина? Где-то рядом, но никому не видна.

Именно поэтому я называю самым сложным в жизни получение правдивой информации. Не так сложно её получить, как сложно отсеять мусор, отделить зёрна от плевел, не пропустить ценное, не заслонить истину установкой «это не может быть правдой». Кстати, это одна из самых тяжёлых социальных программ, лежащих на человечестве, как бетонные плиты. Говоря «этого не может быть, потому что этого не может быть никогда», мы целиком и полностью передаём управление собой кому-то вовне.

По этой причине действительно хорошие книги, которые могли бы принести громадную пользу множеству людей, имеют крошечные тиражи и лежат нераспроданными. В них – подлинные сокровища знаний, инструменты, позволяющие с нуля жизнь переписать, ну или по крайней мере перевернуть страницу, причём безотносительно социального статуса и материального положения. В них – о сложном написано просто, запутанное – понятно. Без нагромождения страшной терминологии, об которую и физики зубы сломают. А люди полистают и кладут обратно, думая «да ну, так просто? Не может быть, чтобы так было на самом деле».

Всё гениальное просто.

Но чтобы это простое не проникло в мозги людей, работает отлаженная машина превращения всего простого в сложное. Экономисты сыпят терминами, которые сами выговорить не могут. Политологи ежечасно «рожают» по версии геополитической ситуации в мире. Восьмилетняя школа стала двенадцатилетней, но физику с химией заменили философией, этикой, ОБЖ, уроками религии, здоровья и пр. Причём на уроках здоровья выступают активисты обществ геев и лесбиянок. Если школу сделать двадцатилетней, то выпускники будут какаться в штаны, как дети малые.

Вопрос «как?» имеет тысячу ответов, но есть ли среди них хоть один верный? Дискуссионные клубы превратились в парады истериков. Целители лечат рак керосином со ртутью. Забавно, но находятся желающие пройти такое «лечение». Пьют керосин и закусывают ртутью. Говорят, что утопающий хватается за соломинку. Ну а если соломинка суть оборванный провод ЛЭП?

Ситуация усугубляется тем, что нет источников информации, принципиально не распространяющих «белый шум». Где-то его сто процентов, где-то – девяносто девять. Но есть он везде. Хочешь что-то узнать – готовься разгребать завалы из брехни и ереси, выискивая кусочки истины. А потом проверь, что эта истина — не подделка.

Вот это – самое сложное в жизни.

Комментарии

  1. Serg говорит:

    принципиальная способность мышления машины так же вероятна, как и способность мышления человека. Ведь и в машине, и в человеческом мозгу происходят те же физические процессы, например, движение електронов по орбитам, гравитационное и внутриядерные взаимодействия. И состоят обе системы из тех же элементарных частиц.
    Да, человеческий мозг пока неизмеримо сложнее любой машины, но ведь машины прогрессируют. Вот уже прошли путь от деревянных счёт до суперкомпьютеров и всемирной сети.
    Люди ведь тоже начинали от отдельных молекул аммиака и примитивных амёб )

  2. Serg говорит:

    интересная тема поднята. Действительно, не успеваю разобраться в лавине информации. Ведь столько есть всего интересного — не на одну жизнь хватит.
    Гипотетический выход из сложившейся ситуации переизбытка информации может быть в следующем скачке эволюции человека, в расширении аналитических способностей человеческого мозга на несколько порядков сразу. Что есть не факт )
    Другой вариант — припахать машину. Очень даже реальное будущее. Правда непонятно, какова тогда роль человека? Деградирующей (потому что думать не нужно будет ВООБЩЕ) биомассы?


    • Ну, машина-то думать не будет. Электронные переводчики как были мифом, так и остались. Так что, на мой взгляд, самое действенное — ограничивать число источников информации, с которыми приходится взаимодействовать, и критически осмысливать всё узнаваемое.
      Кто-то верит в демократию, кто-то верит в Иисуса Христа, а я верю в плотность записи на квадратный дюйм.