Свинья везде грязь найдёт

Недавно мне было продемонстрировано, как ожидания выливаются в неожиданные результаты. Кажется, есть основания полагать, что подспудно ожидаемое станет действительностью. Сразу откуда-то из памяти выудилась русская пословица «свинья везде грязь найдёт». Оказывается, я её откуда-то знал, да не понимал смысла.

Теперь приблизился к этому пониманию.

Правда, нормальные люди предпочитают называть это модным словом «перфекционизм», вкладывая в него несколько не словарное значение. Они уверены, что перфекционизм – это когда по отношению к ним всё всегда перфектно. Но сами при этом ничего такого перфектного делать не должны.

Два человека, находящиеся в одном и том же месте, могут радикально по-разному воспринимать всё вокруг. В один и тот же момент одному «всё плохо», другому «всё замечательно». Из этого, пожалуй, можно сделать далеко идущие раскопки психологических составляющих личности и детских травм. А может, всё проще и каждый видит и чувствует то, что хочет видеть? Ведь сознание человеческое – как фонарик, куда посветил – на что обратил внимание – то и важно. А куда не посветил – то как бы и не существует. Оно в каком-то другом абстрактном мире.

Так, кто-то восхищается Колизеем, а кто-то видит развалины, которые лучше бы уж окончательно развалить и построить одноимённый торгово-развлекательный центр.

Так, кто-то сочтёт запрет на продажу алкоголя ночью маленькой, но заслонкой в деле спаивания населения, а кто-то будет орать о своих попранных демократических завоеваниях. Имеет право честный человек в час ночи на трамвайной остановке в ларьке купить пару литров креплёного пива? Имеет. Значит, подобный запрет – злостное глумление над ООН и её священными принципами.

Кому-то солнце на небе – загар и удовольствие, кому-то обгорелая кожа и проклятые ультрафиолетовые лучи. И это – по поводу одного и того же солнца.

Для себя сделал вывод, что прежде, чем получать удовольствие, к нему следует подготовиться. В некотором роде любители виски и сигар могут служить примером. Первые изучают маслянистость на просвет, раскладывают аромат носом на придуманные составляющие а-ля «запах, оставшийся под цветущей вишней через две минуты после того, как мимо провезли телегу повядшего клевера». Вторые неспешно откусывают кончик гильотинкой, десять минут водят сигарой под носом, предвкушая затяжку. Наверное, и аперитивы произошли от стремления полнее заценить кулинарные изыски.

И ещё, думается, чтобы что-то уметь ценить, надо иметь представление о противоположном. Хорошая одежда хороша, если походил в рубище с клопами.